Я врезала своей дочери. Ненавижу себя.

А она заплакала и стала такая несчастная, что мне захотелось только одного: закрыть глаза и вернуть все на минуту назад…

Я врезала своей дочери. Ненавижу себя.

Ненавижу себя. Ненавижу так, как никогда. Да, дочь плевалась, да, вела себя, как последняя зараза непослушная. И я ее просила, и пальцем грозила, и словами устрашала. А она, гадюка, укусила меня так, что я ей врезала… 

А потом она заплакала и стала такая несчастная, что мне захотелось только одного: закрыть глаза и вернуть все на минуту назад. И не бить ребенка. Никогда!

Я до сих пор помню, как мама меня один раз ударила. Больно, но это неважно. Обидно! Так обидно, что на всю жизнь запомнила.

По закону джунглей я, наверное, права. Детеныш должен знать, кто хозяин! Но зачем же детенышу знать, что его хозяин злобный и дерется? Чтобы бояться? Уважать? От того, что мама меня тогда ударила, я ее уважать сильнее не стала. Любить сильнее – точно не стала. Бояться… да нет. Я просто обиделась.

И дочь моя обиделась. Закрыла лицо руками и говорит: «Мама, ну зачем же ты мне врезала? Я же маленькая. Я же специально для тебя родилась!»
Мне стало так стыдно. Здоровенная тетка, а не могу найти другого способа с ребенком трехлетним договориться! И я попросила у нее прощения. Искренне. И мы договорились больше не драться и не кусаться.

Звоню подруге – мудрой матери двоих детей-погодок.
— Я дала себе слово не драться, — призналась она. – Раньше я их лупила. И сейчас иногда очень хочется их отшлепать так, чтоб рука горела, но от этого ведь ничего не изменится. Когда они меня выводят, я просто глубоко вдыхаю, считаю до 10. А драться больше не дерусь. Дело чести!

У меня есть друг, которого отец в детстве порол за провинности. Ремнем. Папенька это называл «до красных звездочек». Неясно только, красные звездочки должны были от ремня на попе отпечататься или из глаз посыпаться…  Сын папу за это не уважал, он его даже не боялся, и уж тем более не переставал хулиганить. Он просто учился виртуозно скрывать шалости – врал, замазывал «двойки» в дневнике… И чего хорошего? Папа вроде как выполнил свой долг – воспитанием занялся. А как еще настоящего мужчину воспитать? Других способов он, видимо, не придумал…

Я знаю это состояние, когда дите не слушается, вредничает, делает все назло, разливает, разбивает, плюет. Ты говоришь один раз, второй, третий, а деточка смеется тебе в лицо и «зажигает» еще круче. И в этот момент все внутри восстает, злость душит и думаешь: все, надо это остановить любой ценой. И других способов уже вроде бы нет… Шлеп! А потом ненавидишь себя.

Я думаю, я уверена, бить детей нельзя. Никак. Ни за что. Даже если ты думаешь, что ты прав. Ударив ребенка, ты не победишь, а только отношения с человеком, своим самым родным, близким и любимым человеком испортишь.

А вы со мной не согласны?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *